Инстинктивно- обусловленная Для тревоги и для многих форм страха в большинстве случаев характерен следующий ход мысли: Например, человек, завидев вдалеке собаку, вспоминает, что когда-то его уже кусала собака, и у него возникает страх перед повторением подобной ситуации. Или однажды чиновник получил разнос от начальника. Теперь, заходя в кабинет шефа, он испытывает сильный страх в ожидании очередного нагоняя. При этом человек может испытывать страх и тревогу по поводу событий, которые случились не с ним, а с другими людьми или вообще были выдуманы. Например, несколько лет назад, узнав об эпидемии атипичной пневмонии в Китае, многие люди в России испытывали сильный страх заболеть ею. Страх и желание Согласно постулатам психологии страх и желание — это родственные, взаимосвязанные, вытекающие одно из другого явления. Короче говоря, наши страхи — это желания нашего бессознательного, причем независимо от того согласны мы с этим утверждением или нет. Наше бессознательное нам не подконтрольно и не зависит от нашей воли, оно само по себе.

Ирвин Ялом - Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти

Поэма о Гильгамеше [1] Самоосознание — это величайший дар, сокровище, равное самой жизни. Именно оно делает человека человеком. Однако цена его высока — это боль от понимания того, что мы смертны.

И. Ялом, определяя одиночество как субъективное психическое состояние, и невротическое измерение (усиление страха и беспокойства). У Вейса . Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований.

Психотерапевтические стратегии Ссылки 1. Введение Несколько лет назад мы с друзьями посещали кулинарный курс, который проводила почтенная армянская матрона вместе со своей пожилой служанкой. Так как они не говорили по-английски, а мы — по-армянски, общение было затруднено. Она учила путем наглядного показа, на наших глазах создавая целую батарею чудесных блюд из телятины и баклажанов. Мы смотрели и прилежно пытались записать рецепты. Но результаты наших усилий оставляли желать лучшего: Ответ от меня ускользал, пока в один прекрасный день, особенно бдительно следя за кухонным действом, я не увидел следующее.

Наш ментор с величайшим достоинством и неторопливостью приготовила очередное кушанье. Затем передала его служанке, которая без единого слова взяла его и понесла в кухню на плиту. По дороге она, не замедляя шага. Я убежден, что именно в этих украдкой производившихся"вбрасываниях" и заключался ответ на мой вопрос. Думая о психотерапии, особенно о критических составляющих успешной терапии, я часто вспоминаю этот кулинарный курс.

В академических текстах, журнальных статьях и лекциях психотерапия изображается как нечто точное и систематическое — с четко очерченными стадиями, со стратегическими, техничными вмешательствами, с методическим развитием и разрешением переноса, с анализом объектных отношений и тщательно спланированной рациональной программой направленных на достижение инсайта интерпретаций.

Книга"Вглядываясь в солнце. Жизнь без страха смерти" - Ирвин Ялом - Почему мы боимся смерти? Но прежде, чем я приступлю к отзыву над книгой, я хотела бы немного рассказать об авторе. Ирвинг Ялом — практикующий психотерапевт. Важно то, что в своей практике он использует не только классические психотерапевтические схемы, но обращается к базовым экзистенциальным вопросам бытия.

Эти вопросы можно назвать подлинно философскими.

Страх смерти не имеет смысла для ребенка, поэтому он может играть с этим Среди фундаментальных интересов ребенка Фрейд самое раннее и.

Смерть уносит плохих детей. Она ловит их и забирает с собой. Она не любит детей. Мужчин и женщин смерть тоже уносит. На самом деле так. Однажды я говорил о ней, и ночью пришла настоящая смерть. У нее есть все ключи, поэтому она может открывать все двери. Она вошла, все перевернула вверх дном. Подошла к кровати и начала стягивать одеяло. Но я хорошо укрылся. Она не могла меня раскрыть. Смерть приходит, когда кто-то умирает; она приходит с косой, скашивает его и забирает.

Когда смерть уходит, от ее ног остаются следы. Когда следы исчезают, она возвращается и скашивает еще людей.

Ирвин Ялом"Экзистенциальная психотерапия".*

Эти беспокойствам в консультировании придается большое значение. Жизнь и смерть, бытие и небытие являются скорее взаимозависимыми, чем параллельно существующими категориями. Смерть — основной источник тревоги и невротической, и нормальной, и экзистенциальной. Тревога, связанная со смертью, опасение перестать существовать могут быть как сознательными, так и подсознательными. С самого ран него детства люди чрезвычайно озабочены неизбежностью смерти.

"Упускания" страха смерти, в частности, в клинических описаниях случаев смерти как чего-то другого, что авторы считают более фундаментальным.

Отвечая на вопросы своих читателей и коллег, Ирвин признался в любви к русской литературе и в том, что у него две одинаково важные профессии: Ирвин Дэвид Ялом англ. ; 13 июня , Вашингтон, США — американский психиатр и психотерапев, доктор медицины, профессор психиатрии Стэндфордского университета; известен как автор научно-популярной и художественной литературы. О любви к чтению с детства Я жил в неблагополучном районе, где было опасно выходить на улицу.

У моих родителей в этом бедном районе был магазинчик. И я много времени проводил в библиотеке, много читал. Я с детства любил чтение, в 15 лет благодаря этому мы познакомились в моей будущей женой - мы оба очень любили читать. А потом я полюбил и писать. В школе мои сочинения всегда были лучшими. Думаю, что я хороший писатель. Мемуары Сейчас я работаю над мемуарами и много думаю о том, что было раньше в моей жизни.

Может быть, это будет последняя моя книга. Я уже закончил примерно три четверти.

Ирвин Ялом Экзистенциальная психотерапия

Стареет только человек, а вокруг него с каждым днем все молодеет" Альфред Мюссе. Ролло Мэй, работая с участниками боевых действий, выявил руководящие принципы, которые сослужили многим людям добрую службу при встрече с тревогой. Во-первых, им помогала непоколебимая вера в себя,"самоуверенность вплоть до всемогущества".

Экзистенциалы человеческого бытия: одиночество, смерть, страх (от античности до Нового времени). те фундаментальные основания человеческого бытия, которые таились под Ялом И. Экзистенциальная психотерапия.

Ялома, является динамическим терапевтическим подходом, фокусирующимся на базисных проблемах существования индивидуума. Как любой другой динамический подход фрейдистский, неофрейдистский экзистенциальная терапия основывается на динамической модели функционирования психики, согласно которой на различных уровнях психики сознания и бессознательном в индивидууме присутствуют конфликтующие силы, мысли и эмоции, а поведение и адаптивное, и психопатологические представляет собой результат их взаимодействия.

Такими силами в экзистенциальном подходе считаются конфронтации индивидуума с конечными данностями существования: Предполагается, что осознание человеком этих конечных данностей порождает в нем страдание, страхи и вызывает тревогу, которая, в свою очередь, запускает психологические защиты. Соответственно, принято говорить о четырех экзистенциальных конфликтах: Каждый экзистенциальный конфликт вызывает тревогу. Причем, тревога может либо оставаться нормальной, либо перерастать в невротическую.

Страх Смерти (экзистенциальные страхи)

Ирвин Ялом - Экзистенциальная психотерапия Ролло Мэй в своей ясной и убедительной книге о тревоге утверждает, что исследование Джерсилда продемонстрировало лишь одно: страхи ребенка зачастую непредсказуемы, переменчивы и отдалены от окружающей реальности например, ребенок скорее будет бояться экзотических животных, таких как гориллы и львы, чем близко знакомых ему. То, что на поверхностном уровне воспринимается как непредсказуемость, по мнению Мэя, представляет собой проявление глубинной закономерности, страхи детей являются"объективированной формой базисной тревоги".

Его изумляло, что он не видел этого раньше. Я думаю, его прежнее непонимание свидетельствует, насколько трудно сойти с традиционных путей мышления". В бихевиоральных исследованиях выявлено множество обстоятельств, при которых у детей возникает страх.

Ирвин Ялом описывает “фундаментальные зашиты” от страха смерти: Человеку свойственно искать защиты от страхов в отношениях с другими.

Так как они не говорили по-английски, а мы — по-армянски, общение было затруднено. Она учила путем наглядного показа, на наших глазах создавая целую батарею чудесных блюд из телятины и баклажанов. Мы смотрели и прилежно пытались записать рецепты. Но результаты наших усилий оставляли желать лучшего: Ответ от меня ускользал, пока в один прекрасный день, особенно бдительно следя за кухонным действом, я не увидел следующее.

Наш ментор с величайшим достоинством и неторопливостью приготовила очередное кушанье. Затем передала его служанке, которая без единого слова взяла его и понесла в кухню на плиту. По дороге она, не замедляя шага. Думая о психотерапии, особенно о критических составляющих успешной терапии, я часто вспоминаю этот кулинарный курс. В академических текстах, журнальных статьях и лекциях психотерапия изображается как нечто точное и систематическое — с четко очерченными стадиями, со стратегическими, техничными вмешательствами, с методическим развитием и разрешением переноса, с анализом объектных отношений и тщательно спланированной рациональной программой направленных на достижение инсайта интерпретаций.

Однако я глубоко уверен:

Страх смерти: культуральные источники и способы психологической работы

Он пишет добрые и умные книги, и, судя по всему, искренне предан своей профессии психотерапевта. Мне близка экзистенциальная психология, которой он занимается, эмпатический метод общения с пациентами. Замечательное интеллектуальное чтение для рефлексивных людей.

Но в этой книге Ирвин Ялом выступает в качестве опытного практика, решившего неизбежность старения и смерти, горечь отвергнутой любви, страх свободы. автор фундаментальных и обстоятельных трудов по групповой и.

И небывалый взлет экзистенциальной психотерапевтической модели в современной психотерапии. Такой взлет что даже, казалось, непоколебимые столпы фрейдистской и неофрейдистской аналитических школ пошатнулись под стремительным напором этой новой экзистенциальной динамической модели. И всего-то каких-то 25 лет прошло как Ялом опубликовал свою взрывную монографию.

Сартр, Камю, Шопенгауэр, Хайдеггер, Ясперс На Востоке об этом начали говорить раньше всех философов и мыслителей Запада, вместе взятых. Надо ли погружать себя слоями или лучше припасть к источникам? Надо, если сознание не готово к источникам Но самый главный источник - внутри и в собственном опыте, а не в моделях. А пока займемся слоями Экзистенциальная психодинамическая модель Экзистенциальный подход акцентирует базисный конфликт следующего рода - не между подавленными инстинктивными устремлениями, как в случае фрейдистской модели, и не с интернализованными значимыми взрослыми, как в случае с неофрейдистской.

Это конфликт, обусловленный конфронтацией индивидуума с данностями существования. Под"данностями существования" подразумеваются определенные конечные факторы, являющиеся неотъемлемой, неизбежной составляющей бытия человека в мире. Как открывает человек для себя содержание этих данностей? В определенном смысле, это нетрудно.

Ялом Ирвин"Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы"

Как понимал Отто Ранк, эффективность психотерапевта значительно возрастает, когда он или она видит в человеке прежде всего существо страдающее и полное страха, а не движимое инстинктами. Эти четыре конечных фактора — смерть, свобода, изоляция и бессмысленность определяют основное содержание экзистенциальной психодинамики. Они играют чрезвычайно важную роль на всех уровнях индивидуальной психической организации и имеют самое непосредственное отношение к работе клинициста.

Они также служат организующим началом.

Эта книга — один из наиболее фундаментальных и обстоятельных трудов известного американского психотерапевта, одного из самых.

В данном случае сделать это было непросто: Все, что мне было известно об авторе книги до начала работы, ограничивалось краткой биографической справкой: Естественно было ожидать от текста некоторой доли академичности. Ялом намеренно создает несколько утрированный образ психотерапевта-супермена и тут же над ним иронизирует, дразня читателя и вовлекая его в сложную игру разоблачений и умолчаний, откровенности и притворства.

Поначалу эта откровенность кажется головокружительно смелой, почти шокирующей и не всегда оправданной. Ну кто, спрашивается, заставляет стэнфордского профессора признаваться в сексуальном влечении к пациентке или в отвращении к своей матери? Ялом, помимо всего прочего, университетский преподаватель, педагог. И эта книга — отчасти пособие для студентов, изучающих психотерапию.

А что может быть более убедительным подтверждением теорий и правил, чем ссылка на собственный опыт?

Ирвин Ялом Memento Mori Часть 1